RusOlimp:Логотип

"Для изучения языка гораздо важнее
свободная любознательность, чем грозная необходимость."

Августин Аврелий


теория | проверь себя | контрольные вопросы | словарь терминов

Главная / История языка
 

Южно-русские и северно-русские диалектные черты в языке XV-XVI вв. Палатализация и веляризация согласных, судьба ъ и ь

i_27.jpgВо второй половине и конце XVI в. продолжала развиваться самобытная русская культура: живопись (иконопись), зодчество (расцвет великорусского шатрового стиля - храмы в подмосковных сёлах Коломенском и Дьякове, собор Покрова - Василия Блаженного в Москве, церкви в Переславле-Залесском, Суздале, в Кирилло-Белозёрском монастыре. Замечательными литературными памятниками являются публицистические обличительные сочинения Ивана Пересветова, «Домострой». Яркими памятниками русского языка второй половины XVI в. стали письма Ивана Грозного к Василию Грязнову, его переписка с бежавшим в Литву князем Василием Курбским. Образцом официального делового языка считается «Стоглав» (постановления Собора 1556 г., изложенные в форме царских вопросов и соборных ответов).

В языке низших литературных жанров и в канцелярских текстах отражено важное московское нововведение: неразличение в безударной позиции о и a - «акание», пришедшее с юга и наслоившееся на владимиро-суздальскую основу и некоторые другие свидетельства южного влияния на московское просторечие, северное, владимиро-суздальское по своим генетическим истокам.

Великорусский московский консонантизм этого периода уже мало отличался от системы согласных современного русского литературного языка. В отличие от других славянских языков в нём выработалось чёткое противопоставление парных твёрдых и мягких фонем в губных  и зубных рядах, в том числе и на конце слова. Передненёбные шипящие согласные по твёрдости / мягкости не противопоставлялись, первоначально были всегда мягкими, но в северных (новгородских) памятниках уже с XIV в. стали появляться написания межы, жывотъ, княжымъ, слышыть, а с XV-XVI вв. такие свидетельства ослабления палатализации и развития веляризации ш, ж стали встречаться в ростово-суздальских, московских и даже рязанских памятниках. Согласная фонема ц оставалась всегда мягкой в большинстве великорусских диалектов по крайней мере до второй половины - конца XVI в., и после ее отвердения противопоставления ц/ц`так и не стало в отличие от украинского и белорусского языков. Заднеязычные согласные были только твёрдые: из сочетаний с гласными возможны были только кы, ка, ко, ку, гы, га, го, гу, хы, ха, хо, ху. Но уже в самых ранних памятниках (преимущественно южных) появлялись спорадические свидетельства перехода кы, гы, хы в ки, ги, хи, обычны были написания заимствованных (греческих) слов схима, киноварь, кипарисъ, китъ, Кириллъ (Кvриллъ), хитонъ. Но это смягчение не привело к противопоставлению к/ к' как разных фонем.

В диалектах Волго-Окского междуречья согласная в рано потеряла сонорность и заменила исконную билабиальную артикуляцию на губно-зубную: при позиционном (на конце слова) и комбинаторном (перед глухими согласными) оглушении возникал лабиодентальный звук ф, и это способствовало более лёгкому освоению московской речью иноязычной фонемы ф; в юго-западно- и западнорусских памятниках (смоленских, старобелорусских и староукраинских), отражавших диалекты и говоры, в которых сохранялось древнее произношение в как сонорного (скользящего) w или полугласного ў, иноязычные слова с ф могли передаваться через п, хв, х: Степанъ, Хвилипъ, Хома вм. Стефанъ, Филиппъ, Фома.

Рефлексы «сильных» ъ и ь не отличались от обычных рефлексов о, е, но противопоставлялись дифтонгическим гласным э, о. Фонема  е, исторически восходившая как, в неначальной позиции перед твёрдым (веляризованным) согласным подвергалась комбинаторной регрессивной аккомодации (веляризации), это приводило к смешению фонем е и о, находившихся в дополнительной дистрибуции (е после мягких согласных и j; о после твёрдых и в абсолютном начале) и допускавших регулярные чередования в пределах одной морфемы: ср. чередование флексий в зависимости от твёрдости или мягкости основы: женою/рабынею, слономь/конемь, село/поле. Конечным результатом этого процесса было появление о с предыдущей мягкостью на месте e. Уже в московской письменной канцелярской речи с XIV-ХV в. (в духовных грамотах, челобитных и др.) встречаются написания сереброно блюдо, межовать землю, чолобитнымъ, на беглыхъ жонкахъ, въ пожоге, безо пчолъ. В XVIII в. стало использоваться написание типа лiодъ, затем Н. М. Карамзин изобрёл букву ё. Этот переход е в ё ( е в о) не происходил перед мягкими согласными, в том числе и перед шипящими и ц, которые полностью отвердели лишь к XVII в.. Он касался лишь исконного е и рефлекса ье, но не начальной э (этому, эвона) и не дифтонгической фонемы ие, обозначавшейся буквой "ять".

В зависимости от твёрдости/мягкости последующей согласной происходили такие чередования: берёза (перед твёрдой з) /Березин, березник (перед мягкой з'), также Алёха, но великий шахматист Алехин; также день, пень (из дьнь, пьнь)/опёнок, полудённый. Позже (в отдельных диалектах - уже с XIY в., в большинстве значительно позже, до XVII в. - звучание "ять" переставало отличаться от е, но ещё удерживалось в литературном языке до начала-середины XVIII в.: В. К. Тредиаковский передавал фр. pièce (фр. дифтонг ie) через "ять". Это, конечно, затрудняло написание слов с "ять" и e, и чтобы запомнить, где по традиции следует писать, преподаватели придумывали специальные стихотворные тексты.

Первоначально симметрично к "ять" в заднем (лабиализованном) ряду стояла фонема ộ, не имевшая специального буквенного обозначения и слившаяся с обычной o раньше, чем "ять".

Фонетические изменения происходят независимо от значения слов и морфем, они не знают исключений и могут быть ограничены лишь фонетическими условиями, фонетической позицией. Но их действие ограничено на определённом пространстве (охватывают не все диалекты) и определённым временем. Благодаря этому устанавливается  относительная хронология фонетических изменений. Из приведённых примеров с ь, е, "ять" мы можем выявить относительную последовательность строгих звуковых изменений:

1) сначала «сильный» ь изменился в е (дьнь в день);

2) потом всякая е (как исконная, так и произошедшая из ь) изменилась перед твёрдыми согласными в о (полудьньный в полудённый, береза в берёза, идетъ в идёт), но это изменение не коснулось  "ять" (которая, следовательно, ещё произносилась особо);

3) наконец (уже после того, как завершился переход е в o) гласная "ять" изменилась в е (перестала отличаться от е), но эта новая е уже не переходила в o.

В развитии языка литературы, искусства и общенациональной духовной культуры большое значение имело установление в царствование Фёдора Иоанновича (в 1596 г.) всероссийского православного патриаршества. Царствование Бориса Годунова (1598-1605) и наступившее за ним Смутное время (1605-1613) были эпохой опасного надлома великорусского этноса - дворцовых заговоров и государственных переворотов, восстаний и гражданских войн, польской интервенции). Со спадом кризиса, замирением и национальным подъёмом при первых Романовых - Михаиле Фёдоровиче (1613-1645), Алексее Михайловиче (1645-1676), Фёдоре II Алексеевиче (1682-1689) - русская общественная мысль, культура, искусство, литература, языковое мастерство принимают новое направление. В политических концепциях начинают преобладать идеи державности. Величественным великолепием, пышностью и, одновременно, изяществом отличаются архитектурные и художественные создания: затейливая «живность» в живописи Симона Ушакова, предшественников и последователей его школы, эти же черты причудливой декоративности, связанные с вливанием в традиционные русские формы приёмов и манер западноевропейского барокко, характеризуют поэтические и риторические произведения (творчество высокообразованных писателей, переехавших в Москву из Украины-Малороссии: Епифания Славинецкого, Симеона Полоцкого Феофана Прокоповича. Благотворное влияние на русскую культуру оказало воссоединение с Россией Украины (1654). По образцу и при содействии Киево-Могилянской коллегии (академии) в Москве было открыто первое высшее учебное заведение - Славяно-Греко-Латинская академия (Заиконоспасские школы).

Руский язык второй половины XVII в. испытал влияние принятой у православных Речи Посполитой книжной «руской мовы», имевшей старобелорусскую основу, и разговорного украинского языка (напр., окончания прилагательных на -ый, -ий вместо разговорного московского -ой, фрикативное произношение г в словах Бог, Господь, благо и др.).

Тяжёлым испытанием для русского православия и культуры стал церковный раскол, вызванный решением патриарха Никона и собора 1656 г. об исправлении текста перевода священных книг и об обязательном следовании в обрядах нормам Студийского устава, принятого на Балканах и в Малороссии, вместо Иерусалимского устава, давно ставшего общепринятым в церкви Великой Руси. Расхождения не касались догм, и вселенское православие допускало оба устава: внешне различие сводилось лишь к двуперстию или триперстию и некоторым другим внешним обрядовым формам. Cо временем Антиохийская и Константинопольская церкви стали соблюдать только Студийский устав, его придерживались и воссоединившаяся Украина и прибывшие в Москву из Киева и Вильны профессора-теологи Заиконоспасских школ, направлявших духовное воспитание царских наследников и всё российское просвещение.

Противники новых западнических веяний в Великороссии сохраняли верность старому Иерусалимскому обряду, издревле утвердившемуся на Руси. Вдохновителем старообрядцев был протопоп Аввакум, сосланный в 1667 г. по решению царских и патриарших властей на север в Пустозерск. Созданные им «Книга бесед» и «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное» являются высокохудожествеными произведениями, ярко изображающими его личные страдания и стойкость, тяжёлую жизнь народа и в простой, доступной форме убедительно излагающими мистические идеи ревнителей старинного благочестия. Эти сочинения являются ценнейшими памятниками литературного языка, в котором искусно сочетались традиционно-церковнославянские, живые разговорные и фольклорные великорусские формы. В Москве распространялись присланные из заточения прокламации Аввакума, некоторые из направлений старообрядческого движения принимали остро политический характер. В 1682 г. Аввакум был сожжён как еретик, в Москве был устроен открытый диспут патриарха Иоахима со сторонниками Аввакума, после которого их вдохновитель и руководитель учёный суздальский поп Никита Добрынин («Никита Пустосвят») был немедленно лишён сана и по приказу царевны Софьи казнён. Гонение на старообрядничество, принимавшее иногда сектантский и изуверский характер, началось по всей стране и оставалось долго.

     


Если Вам пригодились материалы этого сайта, пожалуйста, поставьте нам плюс, щелкнув по значку Вашей соцсети.