RusOlimp:Логотип

"Для изучения языка гораздо важнее
свободная любознательность, чем грозная необходимость."

Августин Аврелий


теория | проверь себя | контрольные вопросы | словарь терминов

Главная / История языка
 

Второе южнославянское влияние в Древней Руси:
реформа книжного языка

i_26.jpgСледствием переноса в Россию южнославянских рукописей стало полное изменение облика русской рукописной книги. В статье «Южнославянское влияние на русскую письменность в XIV-XV вв.» А. И. Соболевский отметил важнейшие перемены, произошедшие в древнерусской книжности того времени: «Если мы возьмем два ряда русских рукописей - один около половины XIV в., другой около половины XV в. - и вглядимся в их особенности и содержание, нам бросится в глаза значительная разница между ними во всех отношениях» (Соболевский А. И. История русского литературного языка. Л., 1980. С. 147).

  • 1. С конца XIV века в русскую письменность входят через посредство южнославянской греческие по происхождению надстрочные (диакритические) знаки ударения и придыхания: исо - 3, оксия - 1, вария - 2, кендема - 0, камора - Ё, великий апостроф - ?. Их употребление подчинялось определенным правилам. Так, исо обычно пишется над буквами гласных в начале слова или, реже, над буквами гласных после букв гласных: Ъ горьы е3леЭ3ньскьыя («Диоптра» Филиппа Пустынника 1388-1389 года). Оксия ставится над буквами ударных гласных в середине слов: го1рнимъ си1ламъ (Триодь цветная 1403 года). Вария используется, как правило, над буквами гласных в конце слов: въста2 (там же). Великий апостоф употребляется прежде всего при обращении к кому-нибудь над Э: Э? григорие («Диоптра» 1388-1389 года). Первоначально использование этих надстрочных знаков было факультативным, но с XV века они постепенно стали характерным признаком книжной нормы.
  • 2. С конца XIV века в русское правописание входят запятая и точка с запятой, типичные для греческого скорописного письма и южнославянской книжности.
  • 3. Одновременно с этими новшествами появляются искусственные написания с буквой а в соответствии с [ja] в живом произношении: надэатися, моа («Диоптра» 1388-1389 года), невъзможнаа («Тактикон» Никона Черногорца 1397 года). Принятие этого правила было вызвано, очевидно, подражанием графике греческих рукописей, в которой нет йотированных букв.
  • 4. С конца XIV века постепенно устанавливается простое и четкое правило, по которому перед буквами гласных пишется буква иже (!, i или ы), но не буква ижеи (и), например: гонен!H, страдан!а, за брат!ю («Диоптра» 1388-1389 года). Видимо, и это орфографическое новшество обязано своим происхождением греческому письму.
  • 5. В конце XIV века в русских рукописях восстанавливаются южнославянские написания с жд в соответствии с праславянским сочетанием *dj: оУтверьжденъ («Диоптра» 1388-1389 года), прежде («Тактикон» 1397 года), страждемъ («Слова постнические» Василия Великого 1393-1402 годы) и т. п. Такие написания были нормой старославянской орфографии, усвоенной на Руси еще в XI веке. Однако они расходились с живой речью восточных славян, которые произносили в этих условиях [ж']. Хотя старославянские формы преобладают в древнерусских рукописях до конца XI века, в них под влиянием разговорного употребления иногда проникают русизмы с ж. В рукописях рубежа XI-XII веков древнерусские написания постепенно берут верх над старославянскими, которые оказываются в начале XIII века за пределами книжной нормы. Их возвращение в русскую письменность произошло во время реставрации старокнижных традиций в конце XIV века.
  • 6. Одним из ранних признаков второго южнославянского влияния является употребление с конца XIV века буквы ерь (ь) вместо ер (ъ) после букв твердых согласных на конце слов и некоторых предлогов-приставок: домь (Евангелие тетр 1393 года), вашихь, лУкь, вь братьи (Псалтирь 1397 года).
  • 7. В конце XIV века в книжную норму возвращаются южнославянские написания слов, восходящих к праславянским корневым сочетаниям *tъrt, *tьrt, *tъlt, *tьlt. Написания типа влъна ‘волна', зрьно ‘зерно', скръбь ‘скорбь' с буквами ъ, ь после плавных р, л представляют собой отличительный признак южнославянской орфографии. Под ее влиянием такие написания получили распространение в древнерусской книжности XI-XII веков, хотя и не соответствовали разговорному употреблению, а представляли собой всего лишь условный орфографический прием. Уже в XI веке под влиянием живой речи восточных славян эти сочетания начинают писать с буквами ъ, ь перед плавными р, л, то есть вълна, зьрно, скърбь и т. п. Со временем, особенно в XIII-XIV веках, такие формы становятся традиционными для древнерусского извода церковнославянского языка, а после падения редуцированных их нередко пишут с буквами о, е: волна, зерно, скорбь и т. д. Во время второго южнославянского влияния вновь появляются и получают широкое распространение южнославянизмы типа зрьцало, длъготою («Диоптра» 1388-1389 года), вльноУ («Слова постнические» 1393-1402 годы), скръбь (сборник житий 1402 года).
  • 8. С конца XIV - начала XV века вновь входит в употребление диграф оУ или заменяющая его лигатура у после букв согласных. Такие написания существовали в древнерусской книжности XI-XII веков. На протяжении XIII - первой половины XIV века лигатура у почти полностью выходит из употребления, и лишь изредка встречается в конце строки, особой позиции. Ко второй половине XIV века устанавливается правило, согласно которому диграф оУ пишется в начале слов и после букв гласных, а после букв согласных - монограф У. Во время второго южнославянского влияния происходит реставрация старой орфографической нормы, например: вэроУемъ Hму («Слова постнические» 1393-1402 годы), зубомъ, приду («Первое Евангелие Никона Радонежского» около 1399 года).
  • 9. С рубежа XIV-XV веков в русской книжности начинает употребляться для обозначения звука [з] буква зело (Й): Йэло («Паренесис» Ефрема Сирина 80-90-х годов XIV века), оУЙьы (Триодь цветная около 1403 года), Йвэреи («Лествица» Иоанна Лествичника 1420-1421 годов). В предшествующей рукописной традиции эта буква, во-первых, имела другую форму (перевернутую в зеркальном отражении справа налево) и, во-вторых, использовалась только в цифровом значении ‘шесть'.
  • 10. С 10-х годов XV века в рукописях Северо-Восточной Руси вновь начинает использоваться буква юс большой. В начале XII века она попала на окраину древнерусской графической системы и практически вышла из употребления, хотя иногда встречается и в более позднее время, например, в Симоновской Псалтири последней четверти XIII века (или второй четверти XIV столетия). Возвращение юса большого в древнерусскую книжность произошло во время второго южнославянского влияния.
  • 11. При написании юса большого древнерусские книжники не могли опереться на свое живое произношение, так как в древнерусском языке еще в дописьменную эпоху носовой гласный *о изменился в [у]. Поэтому юс большой часто использовался этимологически неправильно, как графический дублет буквы У: къ мир#, иг#мена (сборник 1414 года). По меткому выражению одного древнерусского книжника, юс большой ставился «красотьы ради/ а не истиньы». Впрочем, под влиянием южнославянских оригиналов юс большой могли писать этимологически правильно - там, где когда-то был носовой гласный *о: с#д!а, м#кьы (там же).
  • 12. С 10-х годов XV века в рукописях Северо-Восточной Руси встречаются многочисленные написания с меной юсов (букв #, я), появившейся под влиянием среднеболгарской рукописной традиции. Мена юсов относится к числу наиболее искусственных и чуждых особенностей, привнесенных вторым южнославянским влиянием. Из-за нее возникали серьезные трудности с определением падежей и различением форм причастий и настоящего (простого будущего) времени глаголов в 1 л. ед. ч., например: поч!я вместо поч!#, своя воля вместо сво# вол#, обьыкош# вместо обьыкошя («Лествица» Иоанна Лествичника 1412 года).

На Руси освоение южнославянской книжности было активным творческим процессом. В ряде случаев нововведения проникали в русскую письменность не только через южнославянское посредство, а были вызваны прямым греческим влиянием и обращением к рукописному наследию Киевской Руси. XV век в России ознаменовался небывалым подъемом книгописания, возрождением основного корпуса памятников, существовавшего в домонгольской Руси.  Изменения, произошедшие в русской письменности в результате второго южнославянского влияния, во многом предопределили в последующие века облик русской книги, рукописной и старопечатной, и некоторые аспекты нормализации церковнославянской орфографии.

     


Если Вам пригодились материалы этого сайта, пожалуйста, поставьте нам плюс, щелкнув по значку Вашей соцсети.